Опера «Золотой петушок» на сцене Большого театра

«Золотой петушок» — последняя из опер великого мастера музыки Николая Римского-Корсакова. Словно торопясь сказать последнее слово, композитор предстает в этой работе не только гениальным автором музыки, но и великолепным драматургом, умеющим одними лишь звуковыми, интонационными, мелодическими средствами выразить не только эмоции, но и мысли.

Темы героев оперы — это целая россыпь музыкальных открытий и находок, они невероятно выпуклы, разносторонни, они — живые. Тема Шемаханской царицы — настоящий музыкальный шедевр. Сложно найти в мировой театральной культуре женский образ, так органично сочетающий в себе нежность и коварство, эротизм и властолюбие, жесткость и слабость, красоту и железную волю. И все это зритель ясно слышит не столько в тексте, сколько в музыке Римского-Корсакова. А в какой еще опере можно услышать дуэт двух героев, который длится целый акт и при этом удерживает зрителя со всей присущей музыке силой и страстью? А вспомните великолепнейшие хоровые номера, рисующие образ одного из главных героев оперы — русского народа. Да, образ не самый привлекательный, образ трагический, униженный и рабский — но остающийся в памяти, заставляющий думать.

Из всех произведений Римского-Корсакова «Золотой петушок» — наиболее политическое, острое, сатирическое и беспощадное. Основная тема его — тема власти и того, кому эта власть достается. Недалекий правитель — трагедия для народа, ибо многовековая привычка к слепому подчинению выхолащивает из людей все самое лучшее, оставляя его безгласным и безликим. Именно этот мотив стал причиной столь сложной сценической судьбы произведения. Римский-Корсаков так и не увидел свое детище «во плоти», на сцене. Опера получилась куда более политической и резкой, чем сказочный пушкинский первоисточник. При самодержавии именно это ей ставили в вину, не пуская на театральные подмостки. После свержения царской власти неожиданно оказалось, что критичности в опере маловато — и снова многострадальное произведение кромсали и переделывали.

Сегодня «Золотой петушок» стараниями режиссера Кирилла Серебренникова вернулся к зрителю — и вернулся во всей своей обвинительности и трагичности. Современный антураж — военные мундиры, серые пиджаки, узнаваемые политические образы — лишь подчеркивает эту вечную акутальность оперы. Как это ни печально, «Золотой петушок» ни на йоту не устаревает, преодолевая десятилетие за десятилетием. Все те же силы правят людьми, все так же безгласен народ и алчны правители, все так же жадная и тупая власть переделывает под себя всех и вся, захватывая, словно заразная болезнь, сердца и души. И все так же кричит и предупреждает о беде Золотой петушок — и мало кто ему внемлет.

Алексей Морозов